Ана оглянулась, ища кого-нибудь, кто бы мог разрешить эту ситуацию. Ян стал пятиться назад по садовой дорожке. Его свободная рука была прижата к груди, как будто он собирался сунуть ее за пазуху, но не хотел этого делать. Другой наклонился ближе к пистолету, даже вытянул руку, но также всем своим видом демонстрировал, что не собирается больше ничего делать. Пожалуйста, поймите все правильно. И держитесь подальше от этого человека - он опасен. Я готов подождать, чтобы вы могли уйти отсюда целей и невредимой. Он не пошел направо, в сад, а продолжал идти по тропинке, через арку в кирпичной стене, которую Ана даже и не заметила. Бородатый моментально подхватил пистолет и вскочил, не отводя глаз от арки, а затем начал оглядываться, не обращая на Ану никакого внимания. Это было бы легко, он ничего не видел вокруг, кроме вас. Я пытался схватить его, но он действовал очень быстро. Хорошо еще, что не убил меня. Кстати, меня зовут Бенни. Он почти не смотрел на нее. Она понимала, что ей следует опасаться его, но страха не было, то ли потому, что уже не было сил на эмоции, то ли так подсказывал ей внутренний голос - этого она уже не могла определить. Думаю, парнишка в вас влюблен - или что-то вроде этого. Ана почувствовала головокружение, затем тошноту. Ей хотелось сесть на тротуар и заплакать. А затем куда-нибудь, где вы будете в безопасности. К сожалению, вы возбудили к себе нежелательный интерес. Платформа была более безлюдной, чем ему бы того хотелось. Мэтью старался не ездить в метро поздно вечером, но поймать такси около Гранд-Сентрал было невозможно, и ноги сами понесли его вниз по длинной лестнице и через турникет. На верхней платформе было несколько человек - кто-то только что вышел из поезда, кто-то направлялся по широкому проходу к автобусу на Таймс-сквер. Он спустился на платформу, от которой отходили поезда в центр города. Там не было никого, кроме огромного бомжа в засаленной бандане, который негромко разговаривал сам с собой. Взволнованный, невыспавшийся, Мэтью брел по грязному бетону платформы. Вот уже несколько дней, как он забросил все дела: его целиком поглотил поиск иконы. Иногда он думал об отце, об Ане, но эти мысли не могли отвлечь его от главною. Вернувшись из Греции, он прослушал записи на костюме красной королевы алиса в стране чудес красной королевы алиса в стране чудес острая боль пронзила его, когда он услышал два сообщения от матери. Она сердилась, что он не звонил. Было сообщение и от Аны. Она занималась каким-то исследованием; они могли бы сопоставить свои записи, когда он вернется. В ее костюме красной королевы алиса в стране чудес не слышалось теплоты, она говорила сухим, деловым тоном. Но ему приятно было уже то, что она вообще позвонила. Даже не заезжая домой, он сразу поехал к костюмам красной королевы алиса в стране чудес. Он попытался позвонить ей оттуда, но телефон не отвечал. Несмотря на то что мать уверяла его в обратном, отец выглядел значительно лучше. В лице появились краски, он стал более энергичным и даже нашел в себе силы отругать Мэтью за то, что тот исчез без предупреждения. Визит был напряженным, но к концу им обоим стало легче.