Деревья вырастали перед ними исчезали в темноте; они преодолели низкую каменную ограду. Между пещерой и церковью не было тропинки, но люди легко находили дорогу даже в безлунную ночь. У себя за спиной Элиас слышал тяжелые шаги старого Спиро, но поступь Косты было невозможно различить, хоть он и находился всего в нескольких ярдах. Все считали, что Элиас рехнулся, взяв в отряд Косту, но ему-то было виднее. Мало кого удавалось обучить бесшумно двигаться, передавать сложные сообщения с помощью условных сигналов, убивать не колеблясь. Элиасу было странно, что он стал учителем, сам едва овладев этими навыками, но Коста был способный ученик. Почему-то именно парии всегда оказываются лучшими. Стаматис Маврудас был крупнейшим торговцем в Катарини и дельцом черного рынка. Его подозревали в сотрудничестве с немцами. Поэтому Коста, его сын, не пользовался доверием, хоть его и терпели за присущее ему чувство юмора. Для Элиаса это ровным счетом ничего не значило: организация повстанческого движения требовала компромиссов. Юноша вскоре привязался к нему, тем более что его родной отец почти отрекся от него: глупо идти в партизаны, если на войне можно заработать неплохие деньги. Сейчас Косту и Элиаса уже почти невозможно было увидеть врозь. Отвергнутый семьей, не имеющий друзей, Коста казался равнодушным к смерти товарищей и слишком готовым убивать, когда того требовала ситуация. И в то же время он был дисциплинирован, мог выполнять труднейшие задания оперативно и хладнокровно. Элиасу хватило бы десятка таких бойцов, как Коста. Довольно быстро они поднялись по склону небольшого холма, на котором стояла церковь, и на четвереньках поползли к северной стене церковного дворика. Старинное каменное здание горело изнутри. Языки пламени яростно бились о закопченные витражи. Слышался треск горящего дерева, в холодном воздухе разносился запах детской новогодние костюмы самара. Во дворе, застегивая на ходу каски и передергивая затворы винтовок, суетилось около дюжины немецких солдат; похоже, они появились за несколько минут до партизан и пока еще не подозревали об их присутствии. Офицер поспешно удалялся от входа в детская новогодние костюмы самара изнутри валили клубы дыма. Руки того были свободны, из церкви он ничего не выносил. Может, явился слишком поздно. Весь план пошел насмарку. Правда, он и с самого-то начала был негодный. Проклятый Змей - втянул его в эту детскую новогодние костюмы самара новогодние костюмы самара. Теперь немецкий офицер - это был действительно Мюллер, или Принц, как его называли, - уходил, огибая южную стену церкви. Вслед за ним шли солдаты. Взгляды капитана и Косты встретились, и последний быстро отвел глаза. Было ли ему стыдно за своего командира, стыдно за самого себя. Кроме Змея и Мюллера, только Коста был посвящен в план капитана. Через него стороны поддерживали связь, когда Элиасу приходилось отлучаться. Не оказалась ли эта тайна слишком тяжелым бременем для него. Из-за деревьев появился Микалис и, не пригибаясь, побежал вверх по склону.